1517 — события (0-3 из 3)

1517, 8 февраля — Кубу покинула испанская экспедиция из трёх кораблей под общим командованием капитана Франсиско Эрнандеса Кордовы и штурмана Антона Аламиноса. Главная задача экспедиции заключалась в захвате рабов для пополнения истощившихся ресурсов «рабсилы» на Кубе. Подробнее

четыре дня шли вдоль берега Кубы, а затем в открытом море, двигаясь наугад на запад. Шторм свирепствовал двое суток, и корабли едва не погибли. Когда буря стихла, Аламинос переменил курс, но только в начале марта показалась земля - севере восточный берег п-ова Юкатан. Вдали, близ мыса, видно было большое селение. Наутро появилось 10 пирог, полных индейцев, идущих к кораблям на веслах и под парусами. «Каждая пирога была искусно выдолблена... из огромного ствола, и многие из них могли поднять 40 человек». Несколько десятков индейцев взобрались на главный корабль. На них были рубахи из хлопчатобумажной ткани и набедренные повязки. Они показались поэтому испанцам выше по культуре, чем индейцы на Кубе. Моряки угостили их хлебом и салом и дали каждому в подарок по нитке стеклянных бус. На другое утро индейцы подошли на 12 пирогах. ?х вождь знаками уверял Кордову в дружбе и приглашал на берег, повторяя слова «конекскаточе», т. е. «иди в мои дома». ?спанцы и назвали местность мысом Каточе. Кордова высадился с отрядом на берег, где собралась огромная толпа. Вождь приглашал чужеземцев пройти дальше, в поселок. ?спанцы пошли настороже. Когда они приблизились к лесистым холмам, вождь дал сигнал, и из засады выскочили воины. Выпустив тучу стрел, индейцы с копьями в руках кинулись на испанцев, но те отразили их. В бою 15 индейцев было убито; столько же испанцев ранено. Недалеко от места битвы победители увидели площадь с тремя каменными строениями. «То были их капища и молельни, а в них много глиняных идолов, с лицами демонов или с женскими лицами...» Внутри храмов они нашли небольшие деревянные шкатулки, а в них — других идолов, золотые и медные диски и много украшений из низкопробного золота. «Увидев и золото, и каменные строения, мы испытали великую радость, что открыли такую страну». ?спанцы вернулись на суда и пошли дальше, двигаясь только днем; ночью останавливались, но нигде не высаживались. Суда прошли на запад вдоль северного плоского берега несколько сот километров. Затем он круто повернул на юг, и Аламинос решил, что открытая земля — остров. После двухнедельного плавания вдоль его берегов испанцы увидели вдали селение. Пресной воды оставалось очень мало, и они подошли к берегу страны Кампече, чтобы набрать воды. К кораблям прибыла группа индейцев «в хорошей одежде из хлопчатобумажных тканей». Они руками указывали на восток - не оттуда ли пришли испанцы, повторяя слова «кастилан» (т. е. кастильцы). Они привели солдат к большим домам, очень хорошей каменной кладки. «То были храмы их идолов с изображениями больших змей и других чудовищных идолов на стенах. Внутри было нечто вроде алтаря, покрытого запекшейся кровью». Какие-то люди в разодранных плащах принесли вязанки сухого тростника и сложили их в кучу; прибыли два отряда стрелков и пращников в ватных панцирях, со щитами и копьями, и остановились поблизости. «...?з соседнего... храма вышли десять индейцев в длинных — до пят — белых плащах. ?х длинные волосы были так перепутаны и загрязнены запекшейся кровью, что их нельзя было расчесать — разве только срезать. Это были служители идолов... они окружили нас... и знаками дали понять, что мы должны покинуть их страну раньше, чем сгорит тростник... не то нас атакуют и перебьют. Затем они велели зажечь кучу и смолкли. А воины, построившись в боевом порядке, стали свистеть, трубить в трубы и бить в барабаны... ? на нас напал такой страх, что мы сомкнутым строем отступили к берегу... и отплыли». Корабли двинулись дальше на юг, держась ближе к земле, чтобы запастись свежей водой, пока через две с лишним недели не увидели речку и небольшое селение Чампотон. Солдаты во главе с Кордовой отправились за водой в лодках. Утром на них напали индейцы — после часовой битвы испанцы потеряли более 50 человек убитыми, пять утонуло, а двое попало в плен. Кордова, получивший 10 ран, истекал кровью. Бросив бочки с водой, испанцы вернулись на корабли. Для управления ими не хватало рук — почти все были ранены, поэтому одно судно пришлось сжечь. В поисках пресной воды моряки пошли на юго-запад и на третий день заметили бухту, в которую впадала речка, но вода там оказалась горько-соленой. Эту бухту у юго-западной окраины Юкатана Аламинос позднее назвал лагуной Терминос, так как все еще надеялся найти там конец (по-испански «термине») мнимого «острова». Но берег оттуда поворачивал к западу, и томимые жаждой испанцы решили идти обратно — к Кубе. Несмотря на несчастья, экспедиция обследовала весь северный и западный берега Юкатана на протяжении 700 км и открыла страну народа майя, стоявшего на гораздо более высокой ступени культуры, чем индейские племена, уже знакомые европейцам. Чтобы ускорить путь, Аламинос предложил возвращаться не вдоль берегов Юкатана — в этом случае пришлось бы все время идти против ветра и течения, а воспользоваться течением Гольфстрим и плыть к Флориде. ?спанцы пересекли Мексиканский залив и достигли западного берега Флориды, пройдя больше 1200 км за четыре дня. Выдержав на берегу стычку с индейцами, но все же забрав воду, неудачные конкистадоры вернулись на Кубу. Кордова умер через 10 дней после возвращения.

 

Метки:

1517, 18 октября — В португальском городе Санфинш-ду-Дору (провинция Траз-уж-Монтиш) в знатной семье родился Мануэл да Нобрега (порт. Manuel da Nobrega) — португальский священник-иезуит, миссионер, глава первой иезуитской миссии в Америке, первый провинциал Общества Иисуса в колониальной Бразилии, путешественник. Наряду с Жозе ди Аншиетой оказывал большое влияние в ранний период истории Бразилии и участвовал в основании ряда городов (Салвадор, Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро) а также многих иезуитских коллегий и семинарий. Его письма являются ценными историческими документами, повествующими о начале колониального этапа истории Бразилии и деятельности в ней иезуитов в XVI веке. Умер 18 октября 1570 года в Рио-да-Жанейро.

Метки:

1517, 20 октября — Магеллан прибыл в Севилью и вскоре перешел в кастильское подданство. Подробнее

В 1515 или 1516 Магеллан снова в Лиссабоне. Не получив никаких наград за свои военные подвиги (в Индии и Марокко), он занялся разработкой дерзкого плана экспедиции к «Островам пряностей», но не обычным путем, мимо Африки и Индии, а через Атлантический океан, вдоль «Земли Святого Креста», где он надеялся найти проход в «Южное море». Добившись доступа в архивы, Магеллан ознакомился с географическими картами и пришел к выводу, что юго-западный путь к Молуккским островам должен быть значительно короче восточного. С большим трудом он выхлопотал аудиенцию у короля Мануэла. Король рассеянно выслушал его доклад и наотрез отказался дать средства на снаряжение экспедиции под тем благовидным предлогом, что все предшествующие попытки найти путь на восток через Атлантический океан были безуспешными. Тогда Магеллан, огорченный этой новой неудачей, решил покинуть Португалию и переселиться в Испанию, полагая, что испанский король отнесется к его предложению с большим вниманием, так как Молуккские острова, согласно Тордесильясскому договору, оказывались в сфере испанского влияния. Упомянутый кастильско-португальский договор, подписанный в 1494 году в Тордесильясе и затем утвержденный Папой Александром VI, устанавливал разграничительную линию между испанскими и португальскими владениями – настоящими и будущими – по Атлантическому океану в 370 лигах к западу от островов Зеленого мыса и Азорских островов.

 

Метки:

Страницы: 1