Джошуа Слокам — первый кругосветный яхтсмен-одиночка

20 февраля 1896 года Джошуа Слокам, первый кругосветный мореплаватель-одиночка, писал в дневнике: «День застал меня в полном одиночестве, если не считать летавших поодаль птиц. Я миновал мыс Фроуард — самую южную точку американского материка — и всё время плыл вперед и вперед. Ветер благоприятствовал…». К тому времени  он находился в океане уже семь месяцев.
Джошуа Слокам родился тоже 20 февраля 1844 года в канадской провинции  Новая Шотландия, отец его был фермер, но мальчик мечтал о море. В 12 лет  он убежал из дома и поступил юнгой на рыболовецкую шхуну. Плавал у родных  берегов, потом отправился в Дублин, Ливерпуль, Китай. Работал на  английских парусниках, перевозивших уголь и зерно. Дважды обогнул мыс  Горн, побывал в Батавии, Молуккских островах, Гонконге, Владивостоке,  Сингапуре, Сан-Франциско. В 18 лет сдал экзамен на звание второго  помощника капитана. В 25 обзавелся собственным барком «Аквиднек».  Совершал на нем торговые рейсы в Южную Америку. Однако в 1887 году у  берегов Бразилии «Аквиднек» погиб во время шторма. Слокам остался не  у дел, потому что к тому времени флот парусных кораблей значительно  сократился в пользу пароходов и работы не было.
Тут-то капитана и посетила мысль о кругосветном парусном переходе.  Приятель предложил ему купить за бесценок одномачтовую шхуну «Сперей»,  уже несколько лет стоящую на подпорках на песке у бухты маленького  американского городка Ферхейвен. Слокам рискнул, ведь он был не только  моряком, но и прекрасным кораблестроителем. Более года Джошуа  ремонтировал, а точнее переделывал, «Спрей», ещё год ходил на нем в  прибрежных водах, проверяя морские качества, и лишь затем отправился в  плавание.
Смелость замысла Слокама заключалась в том, что рассчитывать в море он  мог только на собственные силы. Никакими вспомогательными механизмами  «Спрей» оснащен не был. Да что там механизмы, его владелец не имел даже  хронометра, только в одном из портов приобрел жестяные часы, стоившие  полтора доллара, но, так как корпус их был помят, владелец полдоллара с  цены скинул. Кроме того, что самое главное, Слокам начисто был лишен  связи с землей. Ведь что ни говори, но сегодняшние яхтсмены-одиночки  защищены хотя бы психологически: предполагают, что в случае чего могут
подать сигнал бедствия. Слокаму надеяться было не на кого.
В путешествии Слокам не торопился. Шел от гавани к гавани, острова к  острову, останавливался где на неделю, где на месяц. Современники,  особенно моряки, понимавшие грандиозность затеи, тепло принимали  капитана, помогали, чем могли. Понятно, что пережил он множество  приключений. Недалеко от устья Ла-Платы «Спрей» налетел на мель, а Слокам  едва не утонул, плавать он не умел. У берегов западной Африки подвергся  атаке берберийских пиратов, в Магеллановом проливе отстреливался от шайки  разбойников, у побережья Аргентины едва не был ограблен местными  жителями.
Про штормы, шквалы и говорить нечего. «Когда «Спрей» шел вдоль побережья  Патагонии, на него с ревом ринулась чудовищная волна. Судно задрожало  всеми шпангоутами и повалилось на бок. В течение целой минуты я висел над  судном и не мог разглядеть и клочка палубы. Возможно, прошло и меньше  времени, но и оно показалось мне вечностью, ибо я вспомнил всю свою  жизнь». Магелланов пролив ему и вовсе пришлось преодолевать дважды. Оказавшись в Тихом океане у мыса Пилар в первый раз, сразу попал в шторм, который погнал «Спрей» на юго-восток, к мысу Горн. Сопротивляться разгулу стихии Слокам не стал, обогнул внешнюю островную часть Огненной Земли, вошел в пролив Кокбурн, который снова вывел его в Магелланов. Вобщем, как писал сам мореплаватель, чтобы продолжить путь на запад, ему пришлось обойти кругом один из самых неспокойных и опасных районов для навигации.   Ещё одно происшествие случилось с мореходом уже на обратном пути. На  острове Святой Елены сердобольные жители подарили Слокаму козла, чтобы  тот скрашивал человеку одиночество. Козел оказался ужасно прожорливым,  сжевывал все попадавшееся на пути. В том числе съел карту островов  Вест-Индии, что едва не стоило Слокаму жизни: у острова Тобаго «Спрей»  чуть было не наскочил на рифы.
Слокам находился в море три года и два месяца. 27 июня 1898 года «Спрей»  бросил якорь в американском Ньюпорте. Через два года капитан написал  книгу «Один под парусом вокруг света», которую закончил простой, но  почему-то мало кому приходящей в голову мыслью: «Чтобы в чем-то  преуспеть, надо хорошо понимать дело, за которое берешься… Ведь были же многие годы учения, когда я усердно познавал Нептуновы законы. Этим законам я следовал на протяжении всего плавания. И в этом заключалось главное»
На «Спрее» Слокам плавал ещё 7 лет. В 1909 году он отправился из  Бристоля, что в штате Массачусетс, к устью Ориноко и пропал.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *