Календарь на 30-е сентября

1501 — Флотилия из трёх кораблей под общей командой Гонсалу Куэлыю при участии Америго Веспуччи, исследующая берега Бразилии, обнаружила устье реки Сан-Жерониму, стекающей с плоскогорья Борборема.
 

:

1545 — В порт Вальпараисо (Чили) вернулся корабль "Сан-Педро" под командой генуэзского капитана Джованни Баттисты Пастене (1507-1580). Подробнее

Тяготясь, вероятно, зависимостью от властей Перу, которые сами поддерживали связь с Испанией через Панаму, Вальдивия стремился освоить путь через Магелланов пролив. Самый се­верный выход из пролива он ошибочно полагал у 42° ю. ш. Для исследования побережья Южного Чили до мнимого выхода из Магелланова пролива Вальдивия использовал присланную ему из Перу небольшую флотилию под командой Хуана Баутисты Пастене (выходец из Генуи). Тот действительно нашел близ 42° ю. ш. узкий пролив Чакао и проник в него. Но за этим, как обнаружилось, очень коротким проливом простиралось на юг сравнительно широкое, усеянное островками водное про­странство — заливы Анкуд и Корковадо, а за ним не на во­стоке, а на западе, у 44-й параллели, открылось другое водное пространство — залив Гуафо, который вывел Пастене обратно в Тихий океан. Оказалось, что новооткрытые заливы и пролив Чакао отделяют от материка большой остров Чилоэ (8,4 тыс. кв. км; второй по величине в Южной Америке после Огненной Земли). Так было положено начало открытию Чи­лийского архипелага, в который входит на севере ост­ров Чилоэ, открытый и обойденный Хуаном Пастене со всех сторон

 
 

:

1579 — Корабль Френсиса Дрейка во втором в истории мореплавания кругосветном плавании, возвращавщийся из Тихого океана в Англию через мыс Доброй Надежды, достиг Разбойничьих (Марианских) островов, обитатели которых поразили англичан своим необычным видом. «Уши у этих людей оттянуты книзу тяжелыми украшениями, ногти у некоторых отрощены на целый дюйм; зубы черны как смоль — они достигают этого при помощи какой - то травы, которую жуют и имеют постоянно при себе».
 

:

1625 — Голландскому пирату Хендриксу вручили ответ от Аро (см. 24 сентября 1625 года): «Я читал вашу писульку, и искренне удивлен, что вы просите меня, ветерана боев во Фландрии, о такой вещи, которую я не осмелюсь произнести вслух. Уважаемый, я очень хорошо знаком с вашими методами и методами ваших соплеменников, а так же с тем, как вы умеете (или вернее – не умеете) воевать и осаждать города. Если вы сдадите мне все свои суда, на которых вы приплыли, и связанные по двое, без оружия, войдете в город, я подумаю о том, чтобы сохранить вам жизнь. В любом другом случае всем вам грозит смерть. Только мой Король и никто другой будет владеть Сан-Хуаном. Замок Сан-Фелиппе-дель-Морро, 30 сентября 1625 года Хуан де Аро.» Далее

На следующий день началась бомбардировка города. В общей сложности голландцы сделали в общей сложности 150 залпов, но никаких повреждений они укреплениям города нанести не смогли. Однако голландцам удалось захватить испанское торговое судно, неосторожно подошедшее к крепости. Событие произошло на виду у всего города, но ни гарнизон, ни жители не могли ничем помочь неосторожному капитану. В ночь на 4 октября де Аро произвел вылазку с 80 солдатами, нидерландцы были захвачены врасплох, испанцы смогли заклепать и увезти с собой 2 орудия, погибло 23 голландских матроса. С этого дня вылазки идальго стали постоянными, они наносили большой урон осаждающим, осадные работы сильно замедлились. 21 октября Хендрикс написал еще одно письмо губернатору, предупреждая, что после захвата города он попросту сожжет его. Де Аро ответил в том духе, что на Пуэрто-Рико достаточно лесов и камня, чтобы отстроить новый город. Так же испанский губернатор предлагал Хендриксу запросить в Голландии подкрепления, поскольку разбить отряд в 2000 голландцев, имея 300 человек гарнизона, по мнению ветерана Фландрии - обычное дело. «А я, - продолжал дон Хуан, - хотел бы отличиться, и разбить со своими тремястами храбрецами целую голландскую армию». На следующий день голландцы пошли на штурм, и смогли захватить город, кроме цитадели Сан-Фелиппе-дель-Морро. Во исполнение своего обещания Хендрикс сжег около сотни зданий, большей частью деревянных, и начал готовиться к штурму последнего бастиона испанцев. Но человек предполагает, а Бог располагает. Де Аро еще в начале сентября послал капитанов Амизгута и Ботелло вглубь острова, с задачей набрать небольшой отряд и идти помощь гарнизону Сан-Хуана. 1 ноября 200 ополченцев во главе вышеназванных кабальеро с таким пылом атаковали голландцев, что те полностью очистили город и отошли к своим кораблям. Устрашенные лихой атакой, голландцы вообразили, что имеет дело с равным по численности испанским отрядом и на военном совете решили уплыть с острова. Осада стоила нидерландцам 400 человек убитыми и более 500 раненными. �?спанские потери – 30 человек убитыми. Перед отплытием Хендрикс обратился к де Аро с просьбой позволить ему закупить провизию у пуэрториканцев, но губернатор категорически ему отказал. Действия де Аро, Амизгуты и Ботелло вызвали восхищение Оливареса и Филиппа IV. Губернатор Сан-Хуана получил в награду 2000 дукатов и стал кавалером Ордена Сантьяго; капитан Амизгута стал обладателем 1000 дукатов, а позже был назначен губернатором Кубы; Ботелло так же получил 1000 дукатов и земли во владение в Мэйне. источник

 
 

:

1632 — В городе Йорке в почтенной семье родился Робинзон Крузо.
 

:

1659 — Робинзон Крузо водрузил большой деревянный столб на том месте берега, куда его выбросило море, и вырезал на доске ножом крупными буквами надпись: "Здесь я ступил на берег 30 сентября 1659 года", которую прибил накрест к столбу. В своем дневнике он так описал это день: "Я, несчастный Робинзон Крузо, потерпев кораблекрушение во время страшной бури, был выброшен на берег этого угрюмого, злополучного острова, который я назвал островом Отчаяния. Все мои спутники с нашего корабля потонули, и сам я был полумертв. Весь остаток дня я провел в слезах и жалобах на свою злосчастную судьбу. У меня не было ни пищи, ни крова, ни одежды, ни оружия; мне негде было укрыться; отчаявшись получить откуда-либо избавление, я видел впереди только смерть. Мне казалось, что меня или растерзают хищные звери, или убьют дикари, или я умру с голоду, не найдя никакой еды. С приближением ночи я взобрался на дерево из боязни хищных зверей. Я отлично выспался, несмотря на то, что всю ночь шел дождь".
 

:

1686 — Королевской грамотой Мишель де Граммон был назначен лейтенантом короля в южной части острова Санто-Доминго. Подробнее

Родился в Париже, в семье офицера королевской гвардии, в последние годы царствования короля Людовика XIII. Его отец рано умер, а мать вышла замуж во второй раз. Неизвестно, как бы сложилась судьба молодого человека, не ухаживай за его хорошенькой сестрой некий гвардейский офицер, часто появлявшийся в доме де Граммонов. Юный гасконец де Граммон с ревнивостью подростка наблюдал за романом сестры и в один прекрасный день попытался выставить влюбленного. В этот день никого не было дома, и когда поклонник явился, подросток отказался впустить его и посоветовал приходить пореже. В этот момент вошли мать с сестрой и, назвав де Граммона ребёнком, хотели отослать его и предложить офицеру войти. Разразился скандал, юноша был в ярости, офицер неистовствовал от возмущения. На следующий день он встретил де Граммона; слово за слово, и офицер назвал его "сосунком". "Будь я постарше, то моя шпага показала бы, кто есть кто", — отвечал подросток, и дело закончилось дуэлью, на которой "мальчишка де Граммон" нанёс смертельную рану своему противнику. Далее последовало совершенно необъяснимое продолжение — умирающий успел оставить завещание, в соответствии с которым оставлял часть своего состояния де Граммону. Дело о дуэли удалось замять, а 15-летнего бретера отправили в школу юнг. Вскоре он стал кадетом Королевского морского училища. Что происходило с шевалье в последующие несколько лет, неизвестно. Его имя всплывает на страницах истории в период франко-испано-голландской войны (1674-1678) в связи с французской кампанией на Антильских островах. В качестве корсара он снарядил небольшое судно и захватил у острова Мартиника голландскую торговую флотилию. Доля счастливчика составила пятую часть захваченного — 78 тысяч ливров. Дальнейшее выглядит как роман — отделить правду от вымысла невозможно. Шевалье пришел на Сан-Доминго, прокутил все деньги за несколько дней, совершенно не заботясь о том, что на его долю приходится лишь пятая часть, бросил последние две тысячи ливров золота на кон в кости и... выиграл такие деньги, что смог купить 52-пушечное судно. Он сразу отправился на Тортугу набирать экипаж. Тут-то началась одиссея де Граммона, от которой содрогнулись испанские города. Граммон стал кумиром флибустьеров. Единственное, что настораживало джентльменов удачи, — капитан был откровенным атеистом. В 1678-1679 годах де Граммон принял участие в кампании против Кюрасао. После крушения эскадры у островов Авес он остался там для ремонта и килевания французских судов. Когда запас припасов иссяк, шевалье решил наведаться за ними в Маракайбо. Фортом в горловине залива он овладел без труда — испанский комендант сдался с гарнизоном без боя и заключил договор с флибустьерами. Де Граммон вошёл в город и выяснил, что жители перебрались в Гибралтар. Тогда он устремился в лагуну и перехватил несколько небольших судов, продемонстрировав, что обладает флотоводческими способностями. 12-пушечный испанский фрегат стоял на якоре недалеко от берега. Де Граммон направил стрелков с приказом забраться на деревья и начать обстреливать судно, в то время как сам с экипажем предпринял абордаж на шлюпках. План удался, фрегат был захвачен, а де Граммон углубился в глубь континента и захватил город Торилья. Он был ещё корсаром, когда в 1680 году пришли известия о мире с �?спанией. Но де Граммон уже не мог остановиться: со 180 флибустьерами он направился на свой страх и риск к побережью Куманы. В начале июня встал на якорь к северо-западу от города. Раздобыв у туземцев пироги, он ночью на вёслах подкрался к одному из крепостных фортов, высадился на берег и обезоружил часовых. Но последнее было проделано недостаточно ловко, и один из испанцев успел выстрелить. Тревожный звон колокола поднял на ноги всю округу, но и де Граммон действовал молниеносно. Он занял один из фортов, второй сдался. Комендант крепости успел, правда, принять меры к обороне. Через день к испанцам подошли подкрепления, и де Граммону пришлось думать только о том, как бы побыстрее унести ноги. В бою он был тяжело ранен в шею, чудом вылечился, но оказался совершенно без средств. На обратном пути корабли флибустьеров попали в страшный шторм, а 52-пушечный корабль де Граммона выбросило на берег. Лишь почётный титул, полученный от флибустьеров, был наградой за Куману — "Генерал Граммон". В 1682 году под Веракрусом состоялась одна из самых блистательных флибустьерских операций. Два других знаменитых разбойника — Ван Дорн и Лоран де Графф командовали вместе с де Граммоном. Город, расположенный в заливе Кампече на мексиканском побережье, служил перевалочным пунктом при транспортировке товаров из Нового Света в Европу. Подступиться к нему было невероятно трудно. Гарнизон крепости насчитывал 3 тысячи человек, а цитадель с 600 солдатами и 60 пушками, расположенная на небольшом островке, закрывала вход в гавань. Кроме того, к Веракрусу могли быть быстро стянуты подкрепления из соседних областей Новой �?спании. Однако де Граммон разработал изящный план действий. Он располагал информацией, что в Веракрус из Каракаса идут два судна с грузом какао. Флибустьер решил воспользоваться подходящим случаем. �?з пиратской флотилии были выбраны два наиболее крупных судна, которые при свете дня открыто подошли к городу под испанскими флагами. Приход ожидаемых кораблей, их внешний вид соответствовали известиям, полученным губернатором, и он не внял предостережениям тех, кто заподозрил что-то неладное: действительно, корабли не подходили к берегу, несмотря на попутный ветер, и оставались в отдалении... К полуночи из глубины залива в гавань, где стояли два корабля, вошли остальные пиратские суда. Флибустьеры высадились к западу от города и на рассвете подошли к воротам, перерезали часовых, захватили крепость и дом губернатора. Когда утром жители проснулись, город был уже в руках разбойников. Они грабили город весь день, получили выкуп с людей, запертых в церкви, и плату за город, которые спешным порядком собрал епископ Веракруса. Эти деньги прибыли незадолго до подхода вооруженных отрядов вице-короля Новой �?спании, и всё, казалось, обстояло благополучно, как вдруг с колокольни большой церкви дозорные разглядели в море мачты кораблей. Это был испанский флот. Разбойники попали в ловушку, но не растерялись. Они быстро погрузили награбленное, забыв, правда, в суматохе взять продовольствие, прихватили часть пленных, так как посчитали, что получили ещё не весь выкуп, сели в шлюпки, добрались до своих кораблей и приготовились к бою. Но он не состоялся — то ли испанские корабли были плохо вооружены и не рискнули вступить в сражение, то ли их командование посчитало, что флибустьеров слишком много, — и перегруженные пиратские корабли медленно ушли в море. В 1685 году в заливе Кампече вновь появилась экспедиция де Граммона. В июле корабли флибустьеров встали на якорь к югу от города Кампече и на лодках подошли к берегу. Высадившись, они построились в правильный походный порядок и под барабанный бой чинно пошли по дороге на штурм. Опрокинув на подступах к городу испанский отряд, флибустьеры на плечах отступающих вошли в Кампече. Некоторое время в городе продолжались уличные бои, но они были непродолжительны — де Граммон разбросал своих стрелков на крышах домов, и они перебили артиллерийскую прислугу, превратив пушки испанцев в бесполезные груды металла. Через три дня в руках пиратов оказалась городская цитадель, покинутая защитниками. Де Граммон провёл в городе почти два месяца, отряды его людей рассыпались по окрестностям, но, кроме обильных запасов продовольствия и спиртного, флибустьерам досталось немного. Дело в том, что главная ценность Кампече — огромные склады, забитые кампешевым деревом, — не представляла для разбойников никакого интереса. Тем временем к Кампече подошел губернатор провинции Мерила с войсками. В результате одной из стычек в его руки попали два флибустьера. Де Граммон предложил обменять их на нескольких знатных испанцев, пригрозив в случае отказа изрубить всех пленных в куски и сжечь город дотла. На это последовал неожиданный надменно-грубый ответ губернатора: "...�?спания достаточно богата сокровищами и людьми, чтобы отстроить и заселить Кампече заново". Получив подобное послание, разъяренный де Граммон устроил показательную казнь нескольких испанцев и сжёг часть города, после чего отпраздновал именины Людовика XIV и отбыл на Тортугу. Несколько позже он был назначен королевским наместником в южной части Сан-Доминго, но недолго пребывал на этом посту. В октябре 1686 года он спешным порядком погрузился на корабль и с отрядом флибустьеров уплыл с Тортуги. Причины и цель столь спешно организованной экспедиции остались неизвестны, так же, как и судьба всех её участников, так как больше о де Граммоне и его людях никто ничего не слышал.

 
 

:

1813 — На Оркнейских островах родился Джон Рэй - шотландский врач, путешественник, исследователь Канады. Прославился поисками пропавшей экспедиции Дж. Франклина. Подробнее

Джон Рэй родился на острове Мейнленд. После изучения медицины в Эдинбурге поступил на службу в Компанию Гудзонова залива в качестве врача. В в Муз-Фактори в Онтарио он проработал в течение 10 лет. Оказывая медицинскую помощь не только европейцам, но и коренному населению севера Канады, близко общался со многими эскимосами и перенимал их знания о местной природе, в результате чего получил ряд преимуществ перед другими европейскими исследователями того времени. К примеру, он хорошо освоил эскимосские снегоступы, что позволило ему перемещаться на большие расстояния с медицинским оборудованием. В 1845—1846 годах Джон Рэй в исследовательских целях прошёл на снегоступах более 1200 миль, за что получил среди эскимосов прозвище Аглука, что в переводе значит «тот, кто делает длинные шаги». В 1848 году присоединился Рэй к Джону Ричардсону в поисках Северо-Западного морского пути, а спустя 5 лет участвовал в поисках пропавшей экспедиции Франклина. �?сследуя острова короля Уильяма в 1854 году, на полуострове Бутия, Рэй получил от эскимосов много информации о судьбе экспедиции. 21 апреля 1854 года один из эскимосов рассказал ему о 35-40 белых людях которые погибли от голода. Другой эскимос вскоре добавил о случаях каннибализма среди умирающих моряков. Следы на останках погибших, а также содержание посуды вынудили Джона Рэя согласится с тем что среди членов экспедиции имели место факты каннибализма. Впоследствии случаи каннибализма были доказаны другими исследователями, в том числе по следам на найденных костях членов экипажа. Эскимосы также показали ему другие доказательства пребывания в этой местности белых людей, в частности Рэй купил у эскимосов несколько серебряных ложек и вилок, позже было установлено кому конкретно из членов пропавшей экспедиции принадлежали данные предметы. Вскоре Джон Рэй отправил отчёт в Британское Адмиралтейство о судьбе пропавшей экспедиции, отчёт шокировал и вызвал неоднозначную реакцию в Лондоне из-за приведённых фактов каннибализма. После того как факты указанные в отчёте просочились в прессу, вдова Джона Франклина, Джейн Франклин, была крайне возмущена и оскорблена, и привлекла на свою сторону многих сторонников, в частности Чарльз Диккенс написал несколько статей против Джона Рэя. В 1860-е годы Рей работал на прокладке телеграфных линий в канаде и Гренландии В 1884 году, вновь работая на компанию Гудзонова залива, принял участие в исследовании Красной реки для изучения возможности прокладки телеграфа из США в Россию. Джон Рэй имел степень доктора медицины, доктора права, а также являлся стипендиатом Лондонского королевского общества и членом Королевского географического общества. В 1852 году он был награждён золотой медалью от Королевского географического общества. Впоследствии он получил в награду 10000 фунтов за сообщения о экспедиции Франклина. Умер 22 июля 1893 года в Лондоне. Через неделю его тело было доставлено на его родину, на Оркнейские острова где он был захоронен в соборе святого Магнуса.

 
 

:

1827 — Корабль У. Парри "Хекла" вернулся в Лондон. Парри - полярный исследователь, совершил несколько плаваний на север в поисках прохода из Атлантического океана в Тихий северо-западным путём. Проход не нашёл, но значительно расширил знания о географии северо-восточных берегов Северной Америки. Однако, экспедиция 1827 года была посвящена другому. По утверждению шотландского китобоя Скорсби море у Северного полюса сплошь покрыто льдом и добраться до него можно на санях. Парри решил сделать это. 21 июня он, Джеймс Росс и 12 матросов выступили в поход на 2 санях. После месяца пути по неустойчивому ледяному покрову среди луж. таявшего снега, торосов англичане обнаружили. что скорость их движения на север меньше скорости дрейфа льдов на юг, да и о том, что до полюса простирается сплошное ледяное поле не может быть и речи. парри повернул назад. Это была первая попытка добраться до Северного полюса пешком.
 

:

1832 — Родился �?ероним �?ванович Стебницкий - русский путешественник, геодезист, географ. В 1870 г. он был откомандирован в Красноводский отряд. В ноябре – декабре исследовал и нанес на карту хребет Кюрендаг, представляющий, по его данным, обширную нагорную массу без больших отрогов. В Кизыл-Арвате (у 39° с. ш.) по расспросам Стебницкий выяснил, что Кюрендаг составляет северную и северо-западную оконечность Копетдага, протягивающегося на юго-восток верст на 400 (фактически больше, чем на 600 км). С запада эти горы отделяются от хребта Эльбурс рекой Атреком, с востока от других гор – рекой Тедженом. В 1872 г. Стебницкий проследил Узбой более чем на 300 км от «устья» до 57° в. д. Сухое русло, как он установил, имеет местами весьма крутые и высокие берега и на протяжении нескольких километров нередко наполнено весьма соленой водой. Он нанес на карту пески Чильмамедкум – между Красноводским плато и Узбоем.
 

:

1855 — "Русское общество пароходства и торговли" (РОПиТ) обзавелось новым кораблем, сооруженным на судоверфи «Alexander Denny» в Думбартоне (Англия). Товаро-пассажирский винтовой пароход назывался «Napoleon III», принадлежал британскому судовладельцу, но был продан в Россию и переименован в «Юнону». Пароход был приписан к одесскому порту. В 1893 году судно списали и переоборудовали в блокшив. В 1896 году блокшив «Юнона» отбуксировали в Батум, где использовали в интересах представительства РОПиТа в этом районе. Судно продали на слом в 1913 году.
 

:

1891 — Родился Отто Юльевич Шмидт - советский полярный исследователь, путешественник. В 1929–1930 годах руководил экспедицией на «Седове», в 1932 году на «Сибирякове», в 1933–1934 годах на «Челюскине». В 1937 г. возглавлял экспедицию по организации дрейфующей станции «Северный полюс-1». Умер в 1956 году.
 

:

1895 — Шлюп "Спрей" американца Джошуа Слокама, идущего в одиночку вокруг света, на 29 градусе 30 минутах западной долготы пересек экватор.
 

:

1896 — В первом в мире одиночном плаваньи вокруг света под парусом Джошуа Слокам на яхте "Спрей" вошёл в гавань австралийского города Ньюкасл.
 

:

1908 — Руководством Добровольного флота - одной из наиболее известных пароходных компаний России подписан контракт с немецкой фирмой Ferdinand Schichau контракт на постройку двух малых и трех больших пароходов, способных развивать максимальную скорость хода 16 уз Они имели 60 пассажирских мест в каютах I класса, 30 мест — в каютах II класса, а также брали на борт 120 человек в помещениях III класса. Пароходы получили наименования «Орёл» (второй), «Полтава», «Рязань», «Симбирск» и «Пенза».
 

: